Фаина Савенкова: “Мы жили веря, что все изменится”

Когда я получала свою первую награду на конкурсе к юбилею Андрея Усачева, на улице шел проливной дождь, несмотря на то, что на календаре значился декабрь. Тогда я еще не знала, что меня ждет впереди.

Просто хотелось встретиться с любимым писателем, книги которого читала нам с братом мама. А мы сидели и слушали рассказы о котах в темном, почти мертвом доме, при свете мерцающей и трещащей свечи, и представляли любимых персонажей.

Был октябрь 2014 года. Света и отопления еще не было, да и воды, кажется, тоже. Город зализывал свои раны после обстрелов. Все жили надеждой. Многим сложно понять что это такое, когда нет света, а температура в доме и на улице примерно одинаковая. Но так было. А где-то и сейчас есть.

И пока идут бои и не прекращаются обстрелы, так будет. Мы жили, веря, что все изменится. Поэтому когда после нескольких месяцев забвения и молчания на улице включаются фонари, ты безмерно счастлив.

Свет зажженных фонарей можно же считать за слова, если иначе они общаться не могут? Обычная на первый взгляд лампочка может стать причиной для радости. Именно в такие моменты рождаются сказки о незаметном в своей обыденности фонаре возле дома, приветствующем прохожих миганием. А папа в ответ раскланивается и представляет ему всю нашу семью.

Со временем жизнь начнет налаживаться. Починят водопровод и электросети, в магазинах появятся продукты, а старый Фонарь починят. Он больше не будет отличаться от своих собратьев-фонарей, стоящих на нашей улице. И это, наверное, здорово. Но я все равно верю, что когда-нибудь он снова подмигнет мне своим большим желтым глазом. Кто знает, может, так и будет. Поэтому привычная фраза: «Привет, фонарь!» продолжает звучать каждый вечер.

Тогда я не знала, что через 4 года выиграю конкурс Усачева, стану дважды чемпионом ЛНР, а мои произведения начнут печататься и переводится в Европе и России. Не знала, что моя жизнь, как и многих других, изменится.

Недавно я дописала роман и получила на конкурсе журналистов приз за эссе о своем любимом Русском театре Луспекаева. А сегодня серо, хмуро и снова идет снег, таящий, как только коснется земли. Спешу сообщить, что вообще-то март наступил и должно быть тепло. Кто-нибудь сообщите об этом марту. Ну, или хотя бы апрелю, чтобы он вовремя на работу пришел.

Я это все к тому, что можно видеть в этом мире хорошее, можно искать плохое, а можно просто ловить ртом снежинки. Мартовский снег слишком непредсказуем, чтобы тратить эти драгоценные минуты на всякую важную взрослую ерунду.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.