Новости Сибири

СМИ озвучили версии гибели Дмитрия Босова

Дмитрий Босов, один из самых амбициозных российских предпринимателей, найден мертвым в своем загородном доме. Среди начатых им проектов  – Северомуйский тоннель,  добыча природных ископаемых в Индонезии, строительство терминалов на Дальнем Востоке. Следователи в качестве первоначальной версии называют самоубийство. 

6 мая в поселке Усово Одинцовского района обнаружено тело Дмитрия Босова.  Предпринимателя обнаружила его жена и охранник. Рядом с телом, по сообщениям ГСУ  СКР, был найден пистолет «Glock 19 gen 4». Пресс-служба ведомства  по Московской области озвучила предварительную версию – самоубийство.

Босов на международном арктическом форуме в 2017 году (фотоотчет с форума)

Вывод сделан на основании записей видеонаблюдения, на которых видно, как предприниматель заходит в фитнес-зал и закрывает за собой дверь. Вернувшаяся домой вдова вместе с охранником попытались открыть дверь, но обнаружили, что помещение заперто изнутри. В итоге дверь пришлось взломать – к этому моменту Босов  был уже мертв. Насколько видеокамеры охватывают территорию домовладения, из сообщения СКР не ясно, лишь отмечается, что территория “очень большая”.

Дмитрий Босов – родом с Алтая, родился в Барнауле  27 марта 1968 года в семье профессионального управленца (одна из должностей – замгендиректора завода по огранке алмазов и бриллиантов “Кристалл”). Босов окончил школу с золотой медалью и стал студентом Московского государственного технического университета им. Н. Э. Баумана,  факультета радиоэлектроники и лазерной техники, который он окончил с отличием в 1991 году.
Со своими партнерами по бизнесу  – Дмитрием Шатохиным, Дмитрием Ага, Владимиром Микуликом – Босов познакомился именно в университетском общежитии. Впрочем, в официальной биографии Шатохина указывается, что он закончил Обнинский институт атомной энергетики (хотя кто мешал студенту проживать в общежитии МВТУ?).

Босову повезло с родителями и датой рождения –  к началу 90-х он был не только молод, но и успел закончить престижный вуз и обзавестись верными друзьями. Бизнес-карьера складывалась удачно – с друзьями он основал московское представительство завода «Кристалл», где работал его отец. Работа в представительстве регионального завода позволила накопить  стартовый”кэш” для торговых сделок, одна из которых оказалась исключительно удачной, с маржой 40%: купив оптом 1,2 млн штук медицинских горчичников по 6 руб за штуку, друзья продали их по 10.  Сделка принесла 5 млн руб., рассказал Босов журналисту Марии Рожковой в 2008 году. Сейчас этот эпизод упоминается практически во всех биографиях предпринимателя, опубликованных в СМИ.

В поле зрения прессы Босов попал в качестве совладельца пакета акций Красноярского алюминиевого завода. Акции достались ему после знакомства с братьями Черными  – владельцами Trans World Commodities Дэвидом и Саймоном Рубенами.

Арест Анатолия Быкова, произошедший на следующий день после гибели Босова,  многие СМИ сочли возможным следствием гибели предпринимателя. Политолог Марат Баширов прямо настаивает на этой версии, полагая, что ” Босов должен был стать свидетелем против Анатолия Быкова, но предпочёл защитить своих близких”. По его словам,  Босов обладал какими-либо компрометирующими сведениями против Быкова, иными словами, “слишком много знал”. Но с Быковым Босов расстался еще в 90-х, когда продал пакет акций КрАЗа.

Более того, ситуация вокруг КрАЗа, утверждал Босов, была гораздо более мирная, чем рисуют журналисты. “Войны не было”,   – подчеркивал предприниматель в интервью Марии Рожковой, опровергая распространенное мнение о жестокости алюминиевых войн.  Разнообразные “разборки”, перестрелки и убийства, которые происходили в городе, не имели отношения к заводу, “просто время было такое”  –  “везде бандиты”, “можно было в Москве выйти за хлебом  и “получить по голове”, объяснял он.

После продажи акций завода в 2000 году Босов и вовсе “не знал, чем занимается Лев Черный”, у них не было совместных проектов, более того  – он “никогда не был человеком Льва Черного”.  С покойным Борисом Березовский Босов пересекался в качестве инвестора – по красноярской интернет – компании «Сити – лайн», в дальнейшем как посредник при продаже «Коммерсанта» Березовскому.

Антрацит с месторождений в Искитимском районе Новосибирской области и Кузбасса поставляется крупнейшим мировым производителям стали/ pixabay

На «Сибантрацит», основного поставщика сырья для «Новосибирского электродного завода» (НовЭЗ)  Босов обратил внимание уже после выхода из алюминиевого бизнеса, создав «Аллтек». В 90-х за НовЭЗ, основного потребителя антрацита с Горловского месторождения под Искитимом, боролись братья Черные, СУАЛ, в дальнейшем структуры Виктора Вексельберга. «Аллтек», интересуясь электродными заводами, не смог составить конкуренцию основным игрокам в борьбе за НовЭЗ, но приобрел основного поставщика топлива для завода – первоначально, по его словам, в партнерстве с Вексельбергом (в дальнейшем выкупив его долю).

В 2008 году Босов полагал, что «Аллтек» сможет развиваться за счет скупки активов в нефтяном и  газовом секторе, но в итоге наибольшее развитие получил именно угольный бизнес. $1 млрд  – такую сумму инвестиций в течение 2008 – 2012 годов, по словам Босова, планировалось вложить в развитие «Сибантрацита». Цель – занять “максимальную долю рынка антрацитов в СНГ и Европе”.

Задача удалась Босову:  за счет расширения бизнеса, ввода в эксплуатацию “Разреза Кизайского” в Кузбассе и  «Разреза Восточного» компания смогла наладить поставки антрацита крупнейшим мировым производителям стали, в итоге доля рынка компании к началу 2020 года достигла около 20%. В дальнейшем удвоить объемы добычи «Аллтек» намеревался за счет запуска Огоджинского угольного месторождения в Амурской области.

Увеличение объемов угольного бизнеса обусловило самый амбициозный проект Босова – строительство второй ветки Северомуйского тоннеля. Сегодня это бутылочное горло Транссиба, сдерживающее движение поездов из Сибири на Дальний Восток. SibRu.com  рассказывал о проекте предпринимателя. Вкратце –  Босов предложил построить за счет “Востокугля” второй Северомуйский тоннель в обмен на трафик по будущему тоннелю в объеме 50 млн тонн в год. Идею поддержал президент Владимир Путин.  Стройка стартовала – в августе прошлого года началось строительство вахтового поселка для строителей.

Северомуйский тоннель был сложнейшим участком БАМа/скан фотографии из газетной статьи

Главное отличие 90-х от сегодняшнего дня, рассказывал Босов Марии Рожковой –  горизонт планирования, который вырос с двух – трех месяцев до 7-10 лет. Босов планировал вдолгую. Продолжая логистическую цепочку, он наметил создание перевалочного порта «Вера». Также за счет угля “Арктической горной компании” предприниматель планировал “закрыть” значительную часть перевозок по Северному морскому пути.

Среди очевидных неудач  Босова – конфликт с его давним партнером, председателем правления УК «Востокуголь» и членом совета директоров УК «Сибантрацит» Александром Исаевым. Босов доверял Исаеву и вскрывшиеся факты задели его. На сайтах «Востокугля» и «Сибантрацита» компании появилось сообщение:  Исаев уволен за “вопиющие злоупотребления и хищения на вверенных ему участках работ, распространение недостоверной информации о нашей деятельности». Поверх фотографии бывшего топ-менеджера появился красный штамп “уволен”.

Удивительно, но полученный от Босова «волчий билет» не помешал Исаеву в дальнейшем трудоустроиться руководителем Эльгинского  угольного месторождения, купленного сооснователями Yota Альбертом Авдоляном и Сергеем Адоньевым у «Мечела» и Газпромбанка.

Среди неприятных последствий партнерства с Исаевым – претензии Росприроднадзора к «Арктической горной компании», которые вылились в штраф в 954 млн руб. (суд снизил до 600 млн руб). Компания вела добычу угля, хотя обладала лицензией только на разведку, проект курировал Исаев.

Неизвестна судьба совместных проектов Босова и Исаева в Индонезии. Партнеры начали добычу угля, никеля, марганца и бокситов в индонезийском районе Центральная Калимантана, а также строительство  ферроникелевого завода на острове Кабаена. В проектах участвовал Босов с Исаевым на паритетных началах, говорил он Форбсу.

Состояние дел в разнообразных бизнесах Босова не было безоблачным, но ни одно из начинаний не потерпело краха. С Эдуардом Худайнатовым (последний претендовал на покупку “Сибантрацита”, но стороны не сошлись в цене) Босов в итоге вернулся к обсуждению цены.

Марихуана, легкий наркотик, легализирована в ряде штатов/Julia Teichmann с сайта Pixabay

Проблемы с американским бизнесом по производству канабиса,  о чем много писали СМИ, не нанесли значительного ущерба группе компаний – хотя потеря вложенных $160 млн могла быть чувствительна.  Судебные разбирательства “Сибантрацита” с перевозчиками – стандартная практика, когда юротделы добывающих компаний и  перевозчиков вчиняют друг другу взаимные иски.

Из сообщений СМИ нет ответов на множество вопросов. Насколько разнообразные неприятности и риски могли сказаться на  душевном состоянии предпринимателя – который, к слову,  во время алюминиевых войн чувствовал себя “довольно спокойно”?  Чем ответил Босову уволенный из-за вскрывшихся нарушений Исаев?  Какие убытки понесла компания из-за нереализованного проекта «Востокуголь-Диксон» на Таймыре? (Судя по словам замглавы «Росатома», главы дирекции Севморпути Вячеслава Рукши  – инвестиции “Востокуголя” были незначительные, ведь  компания так и не вышла на стройплощадку). Стоит отметить, что тема кандидатской диссертации  Босова звучала как “Управление инвестиционным процессом в условиях неопределенности и риска”.

Сам Босов ничего не объяснил – предсмертной записки рядом с его телом не было. Сын не подтвердил версию о самоубийстве – но и не опровергнул, лишь отметив, что  “не стоит гадать на кофейной гуще”.

Пистолет «Glock 19 gen 4»,  из которого застрелился Босов,  выяснили следователи – наградной от МВД Абхазии. «Застрелиться из “глока” проблематично – у пистолета слишком большая отдача, есть риск банально покалечиться», –  полагает один из опрошенных SibRu.com сотрудников силовых структур.  По его словам, отскочившая вверх пуля «не только не гарантирует моментальной смерти, но даже оставляет редкий, но все-таки шанс  – выжить. Ненужные страдания для человека, который всерьез намерен уйти из жизни».  Собеседник предполагает, что «проще использовать пистолет другой марки или охотничье ружье – например так, как сделал Хемингуэй. Размеры оружия позволяют зафиксировать его и минимизировать отдачу».

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.