Новости Сибири

«Конфетно-букетный период в отношениях России и Китая закончится быстрее, чем мы думаем»

Директор Центра исследовательских инициатив «Ma'no» (Узбекистан) Бахтияр Эргашев оценил итоги Международной экспертной площадки «Регионы Большой Евразии: потенциал взаимодействия»

«Вопрос, который я задаю практически на любой дискуссии о евразийской интеграции: «друзья, сколько можно говорить об интеграции, которая ориентируется на увеличение торговли фруктами, текстилем, древесиной и металлом, решение проблем с трудовыми мигрантами?»

Это повестка дня вчерашнего. К сожалению, подавляющее большинство дискуссий вокруг Евразийского экономического союза (ЕАЭС) идет именно в этой парадигме.

Старая парадигма экономического сотрудничества, “фрукты и текстиль в обмен на древесину и металлы” (как я её называю, “торгашеская интеграция”) уже изживает себя. Аналитики должны сейчас думать о новой сверхзадаче, о реальной интеграции  на большом Евразийском пространстве. Такая интеграция должна происходить на основе промышленно-инновационной евразийской технологической платформы, ядро которой  – обновленная российская промышленность.

- На правах рекламы -

Исходя из этого, текущая задача чиновников всех рангов евразийских стран – формирование новых промышленных цепочек производителей стран Евразии. Но понятно, что чиновники без указания «сверху» об этом не думают.   И аналитики обязаны заранее просчитывать возможные сценарии.

Меня радует, что Евразийская комиссия в прошлом году заговорила о необходимости разработки программы формирования промышленных цепочек в ЕАЭС.  Надеюсь, это направление дискуссий будет углубляться и наполняться живым содержанием. Согласитесь, это гораздо важнее, чем разговоры о фруктах , агрокоридорах и мигрантах.

Бахтияр Эргашев (слева) и декан факультета политики и международных отношений СИУ РАНХиГС Сергей Козлов

На состоявшемся на днях в рамках экспертного клуба “Сибирь-Евразия”  обсуждении был затронут широкий спектр вопросов. Одним  из важнейших итогов стал вывод, что  помимо “экономоцентричной” модели сотрудничества (я был её главным апологетом), не менее, а может быть, и более важным, является гуманитарное и человеческое измерение евразийского сотрудничества и интеграции.  На мой взгляд,  с этим трудно не согласиться.

Также обсуждали вопрос применимости термина “многовекторность” применительно ко внешней политике стран Центральной Азии.  На мой взгляд, у этого термина, вброшенного в аналитический дискурс в середине 90-х гг. определенной заинтересованной группой экспертов  – на деле нет никакой реальной эвристической ценности. Пора прекратить использовать этот устаревший термин.

Разные мнения прозвучали по вопросу  “сопряжения” Евразийского экономического союза и концепции “Один пояс – один путь”.   По моему убеждению,  это «сопряжение»  –  всего лишь “хотелки” нынешнего, конфетно-букетного периода отношений между Россией и Китаем. Конфетно-букетный период – самый приятный во взаимоотношениях, но он неизбежно  заканчивается. Поэтому ожидания части экспертов о безболезненном сближении столь разных стран  – увы, беспочвенны.

На мировой арене Россия и Китай являются конкурирующими проектами. Постепенно, но неизбежно они войдут в конфликтную фазу – как бы ни “шаманствовала” и не заклинала против этого определенная часть экспертов и чиновников. Невозможно, чтобы постепенная экономическая экспансия одной державы, утяжеленная неизбежной перспективой экономического доминирования, не встретила жесткого противодействия со стороны другой державы, которая также не намерена ограничиваться только военно-политическим “зонтиком” в данном регионе.

Вспоминаю дискуссии с экспертами из Института СНГ еще в 2012 году, по поводу тезиса, что в дальнейшем Россия ограничится только военно-политическим “зонтиком”, который она будет держать над Центральной Азией. Китаю в таком раскладе предлагалось отдать “зонтик” экономический.

Подобные надежды противоречат … элементарной логике исторического процесса, достаточно почитать учебники политэкономии и вспомнить примеры.  Экономика, экономическое влияние – это базис, который позволяет государствам постепенно двигаться к политическому и военному доминированию. И ни одно государство не остановится только на экономике и экономическом преобладании. Как говорится – это марксизм, детка…

И когда со своими конкурирующими проектами на площадке Центральной Азии  по-настоящему, всерьез столкнутся  – настырный Китай, упрямая Россия и бескомпромисные США – вот тогда для всех стран региона настанут очень проблемные времена. Ситуация, в которой мы живем, покажется нам раем, обителью спокойствия и умиротворенности».

Евразийский экономический союз — международная организация региональной экономической интеграции. В ЕАЭС обеспечивается свобода движения товаров, услуг, капитала, рабочей силы, и проведение скоординированной, согласованной или единой политики в отраслях экономики. Государства-члены ЕАЭС: Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Россия. Государство-наблюдатель ЕАЭС: Молдавия. Деятельность ЕАЭС началась 1 января 2015 года.

Концепция “Один пояс — один путь” — международная инициатива Китая, направленная на совершенствование существующих и создание новых торговых путей, транспортных, а также экономических коридоров, связывающих более чем 60 стран Центральной Азии, Европы и Африки.

Оставьте ответ

Ваш электронный адрес не будет опубликован.