«Непрощенный» и Нагиев

Почему американцам не надо лезть в те кинематографические сюжеты, для которых у них кишка тонка

Несколько лет назад на экраны вышел фильм «Последствия», в котором рассказывается история уже всемирно известного Виталия Калоева – осетина, убившего швейцарского авиадиспетчера, по всем уликам причастного к авиакатастрофе над Баденским озером.

После ряда документальных фильмов, в которых тему «обсосали» все – от Первого канала до наркоманского RenTV – это было первое художественное раскрытие сюжета. Правда еще до премьеры насторожило все – начиная с того, что фильм снят американцами, и заканчивая тем, что худощавого осетина играет Арнольд Шварценеггер. То есть, с самого начала российский зритель, который душой и сердцем «в теме», уже мог предположить, что назревает какая-то лажа. В принципе, так и случилось.

Во-первых, фактура Арнольда, его брутальная внешность и взгляд – ни в какие ворота не идут с реальным Калоевым. Во-вторых, у Шварценеггера не было ни одной драматической роли за всю историю. Он даже советского офицера МВД сыграл с таким выражением лица, что ему в Москве предстоит воевать с Т1000, а не с московскими преступниками.

- На правах рекламы -

«Непрощенный» обещает зрителю то, чего в разрезе данной трагедии еще не было. И Нагиев, не смотря на прилипшие к нему комичные образы Задова и Физрука, все же может справляться с драматичными ролями. Взять хотя бы его дебют 1997 года как раз в таком амплуа – фильм «Чистилище» Александра Невзорова, где он сыграл чеченского командира боевиков: уже одноглазого, раненого со всех сторон, но преданного своей идее.

Трейлер – есть трейлер. Как правило, в него вписываются самые впечатляющие моменты картины, чтобы зацепить зрителя, «пригласить» его заранее. Однако игра Нагиева дает о себе знать. Достаточно взять всего два момента – встречу его и дочери, где он ее назвал «Ваше Величество» и тот момент, когда он обманом пробрался на место катастрофы, нашел ее тело и кричит «Просыпайся!». По одним только этим двум сюжетам можно с уверенность сказать, что из Нагиева получился тот Калоев, каким он был на самом деле: единственный раз проронивший слезу на месте трагедии, а далее – холодный, расчетливый мститель. Он не намеревался никого убивать, но лишь направлял во все инстанции одно требование – попросить прощения у всех погибших и у него в частности.

Сыграть человека, которого довели до истерики – призрачной, эфемерной – у Нагиева наверняка получилось.

Загодя делать какие-то выводы о картине, преждевременно ее трепанировать – слишком опрометчиво. До премьеры еще целое лето и немного осени – общероссийский показ начнется 27 сентября. За это время может появиться немало тизеров, трейлеров и комментариев как от создателей картины, так и от актеров. Пока что можно с уверенность сказать – к обсуждению такой значимой и специфичной экранизации личной трагедии человека мы еще наверняка вернемся.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.